Флюксус 2. Сергей Невский: Революция как иронический жест.

Автор Сергей Невский
Впервые опубликовано в журнале «Трибуна современной музыки» 2/3 2007
Кросс пост из ЖЖ-сообщества ru New Music
комментарий к статье Штефана Фрике

Флюксус  есть превращение музыкального произведения в произведение изобразительного искусства при сохранении концертной ситуации. Взаимодействие акустического и визуального происходит двояко. С одной стороны инструменты и исполнители становятся такой же составляющей визуального ряда как когда-то их изображения не картинах кубистов.  С другой стороны, рутинные повседневные жесты становятся музыкальным материалом, их последовательность выписывается в партитуре. Одной из сверхзадач флюксуса, течения, изначально  определившего себя как «новейшая музыка» был пересмотр границ музыкального произведения. Конечным итогом этого процесса было отторжение эстетики  флюксуса  музыкальным миром и ее триумф в изобразительном искусстве.  Начавшись, как война с традицией в музыке, флюксус завершился в музее.

В этом отношении архетипична биография одного из главных протагонистов движения, корейского художника Нам Джун Пайка. Студент фортепианного отделения Кёльнской консерватории, он начинает свою биографию с серии концептуальных пьес (некоторые из них довольно остроумны, чего стоит, например, выписанный в виде партитуры Time-stretching опуса  10 Антона  фон Веберна) Обращенный к традиции, критический взгляд фокусируется на инструменте, и в опусе  «One для скрипки соло» (1962) традиция разлетается в щепки. В то же время, инструмент, изначально носитель звука превращается в арт-объект. Финалом творческой эволюции Пайка стал изобретенный им видеоарт, пример тотальной победы изображения над звуком.

TV Buddah

Continue reading

Флюксус 1. Штефан Фрике: современная музыка в превосходной степени

Автор Штефан Фрике. Перевод Сергея Невского
Кросс пост из ЖЖ-сообщества ru New Music
Впервые опубликовано в журнале «трибуна современной музыки» 2/3 2007

bvautier-performingoncanal

1.

Событие, которое западногерманская «BILD-Zeitung» в сентябре 1962 года назвала «музыкой с яйцом» а  «Die Welt» —  «тупоумием – часами», в еженедельнике «Штерн» именовалось  «концертом с четырьмя чайниками» а в «Новой прессе» -«неслыханой музыкой ».
В местном органе  «Висбаденский  курьер» репортаж  с места преступления  назывался «зубило между струн» и, наконец, «Tiroler Landeszeitung» в среду пятого сентября того же года в статье под заголовком  «Новейшая музыка в стиле дурдома»  описывала ситуацию следующим образом:

Посетители городского музея, случайно открывшие дверь конференц-зала городского музея должны были уверовать в галлюцинации: Перед роялем со снятой крышкой стоял хорошо одетый молодой человек, окруженный благоговейно внимающей публикой, и складывал в башню цветные кубики из конструктора, сопровождая это заклинающими жестами. На десятом кубике башня развалилась, молодой человек бессвязно ударил по клавишам, вскочил обеими ногами на рояль и стал ходить в ботинках по струнам. Потом он выхватил фотокамеру и сделал снимок валяющихся кубиков.
Последовали овации примерно 50 слушателей, ибо, согласно афише, мы присутствовали на концерте «Международного фестиваля новейшей музыки».

Continue reading