Заметка о джазовой рецензии

Русскоязычная джазовая журналистика по меткому замечанию Кирилла Мошкова теперь находится в резервации, несколько увлеченных людей пишут о джазе из своей ниши. При всей жанровой широте журналистики наиболее живым и интересным разделом остаются рецензии на джазовые альбомы.

Рецензия — это жанр, основу которого составляет отзыв (прежде всего — критический) о произведении художественной литературы, искусства, науки, журналистики и т. п.

Оболочка отзыва – авторский выбор, это может быть рассказ о исполнителе, исторические факты и отвлеченный мысли, возможно интервью. Эта оболочка зависит от добросовестности и профессионализма рецензента, но я бы хотел сфокусироваться на сути.

Центр отзыва – критический разбор, он должен быть всегда, если мы читаем рецензию. В рамках этого разбора необходимо провести анализ произведения, выявить ошибки, противоречия, или отсутствие оных, соответствие контексту и пр. и пр. и в итоге дается аргументированная оценка рецензируемого произведения. Но вот какой парадокс, критика у нас всегда подменяется попыткой описать музыку. То есть, вместо рецензии мы получаем экфрасис – описание музыкального произведения в литературном тексте.

Итак, немного разделив понятия я бы хотел предложить классификацию джазовых экфрасисов, которые зависят от музыкального и литературного опыта автора и его психической конституции:

Первый тип джазового экфрасиса, на который попадают энтузиасты-слушатели, начавшие делиться своим восторгом с миром — это рассказ о своих ощущениях от музыки и артикуляции музыкантов, описание своими словами музыкальной текстуры и фактуры. Тут мы погружаемся в вихрь эпитетов, например: упругий бас, прыгающий ритм, поджарое, свежее и ясное звучание, веселая и размашистая музыка с мрачным настроением, дающая жару. Такие описания очень сочны и ярки, но к музыке они не имеют отношения, это бесконечные смысловые преломления – прислушивание к ощущениям при прослушивании, последующая вербализация ощущений и литературное причесывание полученного текста. Вместо собственно музыкального произведения создается эгоцентрический симулякр с автором текста в центре, полагаю возможным из этих описание с помощью психоаналитики восстановить психологический портрет индивида со всеми неврозами и комплексами, но восстановить музыку не удастся.

Вред от такого описания очевиден — уже пережеванное и пропущенное через комплексы автора описание, при прослушивании музыкального источника столкнется с неизбежными диссонансами восприятия, что внесет искажения в собственный опыт слушателя-читателя. Дальнейшее развитие зависит от душевных навыков, может произойти подавление индивидуальности авторитетом автора, может произойти отторжение автора и победа собственного опыта, а может произойти отторжение музыкального источника, как несоответствующего нарисованной рецензентом картинки.

Второй тип — рецензия профессионального музыкального журналиста. По сути такая рецензия остается описанием, но добавляется аналитика и производится описание формы и стиля произведения: наличие и методика импровизации, композиционные особенности, принадлежность к тому или иному джазовому (или вне-джазовому) направлению и т. д. Это описание уже более профессионально, для написания требует наличия музыкального образования, и чтение такого описания с одновременным прослушиванием даст навыки структурного разбора, ориентации в стилевом пространстве, навыки определения импровизации. Но целью такого разбора остается описание музыки, даже и путем структурного разбора, и все равно без произведенного вычленения смыслов и последующей критики рецензирования не произойдет, будет лишь экфрасис.

Третий тип, это описание музыкальных произведений другими музыкантами, здесь в центре текста ставится техника и технология произведения, происходит описание, но с точки зрения звукорежиссуры, с определением акцентов звукоизвлечения и стилистических особенностей игры музыкантов. Что, на самом деле интересно и полезно читателю и слушателю, так как дает возможность обратить внимание на детали обычно неразличимые, более того, такое описание много говорит об устремления музыканта-рецензента, что тоже полезно. Тем не менее, в ревностной цеховой описательности критики не появляется.

Ну отдельный тип рецензий – это заметки, не имеющие смыслового центра и состоящие из сопутствующих историй и перечислении околотематических фактов – родился, учился, женился и написал музыку. Этот тип отличен от предыдущих еще и отсутствием фигуры автора, это такой автоматический сбор и компиляция информации раньше из вкладышей дисков, а сейчас из описаний на сайтах лейблов.

Экфрасис не есть критический разбор, в описании идет подмена опыта слушателя, опытом автора. А так как в рецензии отсутствует критика она перестает быть рецензий и становится рекламным текстом.

Зачем же в рецензии описывается то, что слушатель может услышать сам? Мне кажется, что основная причина этого высокая сложность музыковедческой работы — полноценного аналитического разбора, поиска сути и многофакторной оценки произведения. Музыковедение более или менее развито в области академической музыки, но и там музыкальная семантика или герменевтика заложила свои основы лишь последние сто лет, а практикующих в этой области аналитиков не слишком много. Музыковедение джаза в общем и джазовая герменевтика в частности это вообще Терра инкогнита. При этом джаз уже долгое время наиболее открыт для взаимовлияния других стилей, а особенный статус на границе между серьезным искусством и популярным позволяет свободно творить в этой области многим гениальным музыкантам и кодировать в своей музыке метафизические, политические, религиозные или философские размышления, а это, очевидно, требует от слушателя и рецензента умения работы со смыслами. Пока я рецензирование такого уровня или проникновение слушателя сквозь музыкальную ткань не встречал.

Налицо ситуация дисбаланса – интенция композитора не встречает необходимого понимания журналистов и публики, что в свою очередь отражается в упрощении музыкального кода, и последовательные итерации ведут к регрессии и в общем то невысокому уровню Российской джазовой сцены. Тут бы ткнуть пальцем и воскликнуть J’accuse! но ткнуть придется в себя, я тот слушатель, и я тот графоман, который где-то внес свою лепту в сложившуюся ситуацию.

Базы для появления полноценной джазовой критики в масс-медиа я тоже не вижу — исторически журналистика плотно спаяна с музыкальной сценой в единую систему. Заработок журналистов складывается из ренты за рекламные материалы, грантов, стриминга и других отчислений музыкальной индустрии, что делает джазовую журналистику неотъемлемым элементом капиталистической системы. Журналист отрабатывает свою роль в распространении консюмеризма отчуждая слушателя от самостоятельной эмоциональной оценки музыкальных произведений, фактически подменяя опыт прослушивания для совершения покупки альбома, в конце текста непременно следует ссылка на альбом в стриминговых сервисах и интернет-магазинах. Как часть системы и в условиях узости сцены и нишевости журналистики авторы считают себя вынужденными поддерживать политическое равновесие и стараются не задеть участников индустрии в своих заметках.

Нет и полноценного музыковедческого джазового образования, нет мыслителей и музыковедов, которые заложат базу для появления школы джазовой критики. Музыковедение сосредоточено на вопросах академической музыки, а прямой перенос академических методов на джаз невозможен, с одной стороны потому, что джаз популярная музыка, а с другой, потому что он взял идеи академической музыки довел их до абсурда, и вот эта широта стиля не позволяет измерить произведения аршином общим. Джазовые образовательные учреждения часть все той же системы, которая не приемлет появление мнения отличного от радостных аплодисментов любому чиху саксофона мэтра.

Ситуация порочна, потому, что слушатель получает пресную музыку, сопровождаемую восторженным хором лидеров мнений, профессиональных музыкальных журналистов, музыканты слушают дифирамбы в адрес своих не лучших опусов, любая критика остается не понятой и воспринимается в штыки. Я не буду заявлять, что критика поможет созданию сцены или росту индустрии напрямую, но, думаю понятно, что критика поможет музыкантам перейти на качественно другой уровень музыки, критика даст паттерны понимания музыки слушателям. Обоснованно высоко оцененные музыканты неплохой маяк для антрепренеров и продюсеров.

Как мне представляется, выход тут в развитии альтернативной радикальной джазовой журналистики, принципиально не вхожей в джазовую индустрию, независимой от рекламы и продаж, а главное, готовой называть вещи своими именами. Тем более, что переход на новые платформы мессенджеров сильно упростили путь нахождения авторами аудитории, оставив старые, медленно реагирующие джазовые ресурсы в стороне от основного потока общения. Более того, сам формат авторских каналов в мессенджерах теоретически позволяет невозбранно высказывать субъективное мнение. Я считаю, что такое субъективное мнение с обязательной дихотомией дает возможность слушателю учиться отделять плохую музыку от хорошей, и при удачном стечении обстоятельств может стать ядром зарождения школы критики.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.