Порто-Франко; Западноукраинский проект актуального искусства

ПОД ЗОРКИМ ВЗГЛЯДОМ ПОЛНОЙ ЛУНЫ НА ТЕМНО-УЛЬТРАМАРИНОВОМ НЕБЕ.

PORTO FRANКO — это есть СВОБОДНЫЙ ПОРТ

международный концептуально — художественный проект
/ название проекта соотносится с местом его проведения, западноукраинским городом Ивано-Франковск, и метафорическим его образом местного поэта как города вольного искусства Порт Франковск.

…во давние времена славный австровенгерский городок назывался Станислав. Мне это имя больше нравится, напоминая имя мое, т.е. Владислав. Город принял нас, участников проекта, точнее его музыкальную часть, в лице Аллы Загайкевич, Ильи Белорукова, Вадима Йовича, Сергея Охримчука, вашего покорного слуги и его супруги крайне дружелюбно и заботливо.
Наше выступление происходило на центральной городской площади на балконе конструктивистской ратуши 1924 года. Подобного никогда и нигде нам прежде не предлагалось. Это было крайне неожиданно, необычно и вызывающе! Глядя с балкона на уютную площадь, настроение невольно поднималось, и уже на репетиции мы ощутили рвение и вдохновение творить нечто соответствующее пространству и времени.
Электроакустический проект Аллы Загайкевич предполагал три композиции:
1. Посвящение французскому философу-анархисту радикалу Ги Дебору — 25 минут — квартетом:
Загайкевич-Макаров-Белоруков-Йович.
2. Venezia-vision — 30 минут, нами уже игранная пьеса: Макаров-Загайкевич.
3. Sud/Est — 35 минут. этно-авант пьеса — импровизация: Юсефиан Мехди — тар (Иран), Охримчук — скрипка, Йович- перкуссия, Белоруков — альтсакс, Макаров — виолончель, Загайкевич — электроника.

Все так и случилось…но не совсем, как представлялось…вмешалась некая третья сила…
Уже темнело, и площадь наполнялась массами отдыхающей публики, которая совсем не представляла, что ее ждет…А ждало ее нечто! Подготовленной публике где-нибудь в Берлине или Санкт-Петербурге в концертном зале или элитном клубе это не показалось бы чем-то невиданным, но на на городском празднике на центральной рыночной площади эта обрушившаяся лавина звуков, невиданных и непонятных, вызвала, мягко говоря, шок. Характер музыки — сплав фриджаза, авант-рока, этно и академического авангарда, приправленного инфразвуками электроники, думаю, для здешних обывателей/обитателей был
сильнейшим испытанием. Мы, музыканты, там на балконе, чувствовали себя парящими над. Для нас музыка лилась свободно и непренужденно. Внизу, как выяснилось потом, творилось некое другое состояние. Народ постепенно рассеивался/расплывался, пытаясь найти убежище от нашествия неземного звучания, но сделать это было непросто из-за громкости, которая, казалось, накрыла не только площадь, но и весь город. Станислав надолго запомнит это звуковое приношение. Мы же не хотели никакой агрессии и насилия, и сама музыка не включала ее, но франковскОе, то есть свободное, пространство и некая третья сила породили это нечто, независимо от нас. Вообще, в тамошних краях явно ощущается присутствие гоголевской таинственной силы, которая активно вмешивается в людске дела. И вот произошло тогда нечто внечеловеческое, внеземное под зорким взгдядом полной луны на темно-ультрамариновом небе.

Добавить комментарий